Перейти к содержимому

Подать заявку

Предварительно ознакомьтесь с порядком вступления и зарегистрируйтесь под своим игровым ником


Фотография

Знаете ли вы, что...


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 4

#1 PaShKinG

PaShKinG

    Генерал

  • Администраторы
  • 2 096 сообщений
  • skype:
    pashking86
  • Должность в клане:
    Заместитель командира
  • Клан:SPB

Отправлено 05 Сентябрь 2011 - 10:15

Самый большой танк в мире


Знаете ли Вы, что самый большой танк в мире был построен в России, и был в высоту с 3-х этажный дом?!

28 сентября (11 октября) 1916 года Генеральный штаб русской армии получил телеграмму от своего военного агента в Англии с описанием тактико-технических характеристик британских танков. Эта по существу первая попавшая в Россию конкретная информация о зарубежных работах по созданию танков поступила в Главное военно-техническое управление 20 ноября. На документе стоит историческая резолюция генерал-лейтенанта Милеанта: «Таких чудовищ мы делать не будем, так как у нас есть свое подобное».

Что имел в виду начальник ГВТУ? Из всех известных ныне конструкций того периода такому определению соответствует только колесная боевая машина Н. Лебеденко. Однако следует заметить, что большая часть фондов Военно-исторического архива до сих пор не введена в оборот. Возможно, будущих исследователей ждут интересные открытия. Ведь буквально все известные проекты разработаны частными лицами, и не исключено, что афиширование этих конструкций служило прикрытием глубоко засекреченных работ. Некоторые документы наводят на мысль, что работы по созданию танков в России носили более широкий характер, чем принято считать. Необходимо, по крайней мере, объяснить, почему эксперты ГВТУ так квалифицированно, с очевидным знанием дела, уничтожающе критиковали проекты автороводиночек.

Приватная лаборатория по военным изобретениям инженера Н. Лебеденко (впоследствии Опытная лаборатория военного министерства, руководимая капитаном Лебеденко) находилась в Москве в двухэтажном особняке князя Щербакова на Садово-Кудринской улице. В 1914 году, взявшись организовать по заказу военного ведомства разработку бомбосбрасывающего прибора для самолетов «Илья Муромец», Лебеденко, имея при себе рекомендательное письмо председателя Земского союза князя Львова, обратился к Н. Жуковскому с просьбой рекомендовать специалиста, способного выполнить необходимые расчеты. Жуковский указал на своего племянника — студента МВТУ Б. Стечкина (будущий академик, видный ученый в области гидроаэромеханики и теплотехники), который с декабря начал работать на Лебеденко. Вскоре понадобился конструктор, и к работе привлекается еще один племянник Жуковского, тоже студент МВТУ — А. Микулин (будущий академик, выдающийся конструктор авиационных двигателей).

Таким образом Лебеденко сформировал «мозговой центр» лаборатории. Опираясь на него, он смог реализовать идею высококолесной боевой машины, на которую его навели арбы, увиденные на Кавказе. Однажды Лебеденко пригласил Микулина и, взяв подписку о неразглашении тайны, спросил: «Согласны ли вы разработать чертежи изобретенной мной машины? При помощи таких машин в одну ночь будет совершен прорыв всего германского фронта, и Россия выиграет войну.»

Лебеденко поставил задачу, заинтересовавшую Микулина с инженерной точки зрения. Предстояло спроектировать боевой аппарат массой 2,5 тыс. пудов (40— 44 т) в виде гигантского орудийного лафета с диаметром ходовых колес 9 м и скоростью их вращения 10 об/мин при большом крутящем моменте, как известно, обратно пропорциональном числу оборотов. Предполагалось, что при этих параметрах машина без труда одолеет окоп, ров, вертикальную стенку, раздавит избу и т. п.

В течение минуты «колесница» покрывала 28 м, что равнялось скорости около 17 км/ч (ряд источников указывает на расчетную скорость до 4 км/ч).

Обращают на себя внимание разработанные Микулиным оригинальная силовая передача и элементарно разрешенная проблема редукции высокооборотного двигателя (передаточное отношение равно 250!). Каждое ходовое колесо приводилось в движение своим собственным мотором «Майбах» мощностью 240л. с. при 2500 об/мин. Эти моторы были сняты с подбитого «Цеппелина». Колесо с тангенциальными спицами, рассчитанное на прочность Жуковским, имело тавровое сечение. К полкам тавра, покрытым дре­весиной, посредством железнодорожной рессоры прижимались два обрезиненных катка (автомобильных колеса), которые, вращаясь навстречу друг другу, прово­рачивали за счет трения ходовое колесо. Катки связывались с валом двигателя через конические шестеренчатые пары. В случае заклинивания ходового колеса на каком-либо препятствии катки, пробуксовывая по ободу, выполняли функцию предохранительной муфты. Управление по курсу производилось при помощи задней направляющей тележки, на которую опиралась хвостовая станина.

Предусматривалось, что к фронту машина будет доставлена в разобранном виде большими секциями и собрана на болтах. Вооружение: два орудия и пулеметы.

Общий расчет конструкции «Нетопыря» (так с некоторой долей сарказма именовали машину проектировщики) проводил Стечкин. Рабочий проект выполнялся инженерами-мостовиками.



Была изготовлена масштабная деревянная копия машины с 30-см никелированными колесами и приводом от граммофонной пружины. Модель, помещенную в шикарный красного дерева ларец с золочеными застежками, представили князю Львову, затем военному министру. В итоге Лебеденко добился высочайшей аудиенции. Модель сия возымела на Государя потрясающее действие. Более получаса самодержец всея Руси и изобре­атель ползали по коврам «аки дети малые», умиляясь прыткости игрушки, борзо перекатывавшейся через разбросанные по полу толстые тома «Свода законов Российской империи», извлеченные тут же из кабинетного книжного шкафа. В конечном счете Николай II попросил оставить ему модель и повелел открыть счет на финансирование проекта.

Лебеденко создал акционерное общество и приступил к постройке машины. Общая сумма затрат составила 210000 руб. Основное бремя расходов несли «Союз городов» и ГВТУ. Сборка деталей корпуса «Мастодонта» (бытовало и такое название) осуществлялась в манеже у Хамовнических казарм, а изготовление ходовых колес — недалеко от Дмитрова. Работы велись в режиме строгой секретности.

Трудности военного времени внесли свои коррективы — толщина получаемого листового материала превышала расчетную, из-за чего масса машины увеличилась в 1,5 раза. Мощность «Майбахов» в этой связи вызывала сомнения. В глухом лесу под Дмитровом, в районе станции Орудьево, в 60 км от Москвы расчистили монтажную площадку, обнесли ее колючей проволокой, подвели узкоколейку. Охрану участка несли казачьи разъезды. Сборка машины началась в конце июля 1915 года под руководством Микулина и выполнялась посекционно подобно тому, как это предполагалось делать на фронте.

Даже сейчас машина поражает своими размерами:
Боевая масса – около 45 000 кг. (Действительная около 60 000 кг.)
Длинна – 17,80 метра
Ширина - 12 м.
Высота – 9 метров.
Вооружение – две 37-мм пушки, два 7,62 мм пулемета «максим»
Бронирование – 8-10 мм.
Скорость – 17км/ч (максимальная), 10км/ч (средняя).

В августе, в присутствии представителей армии, приступили к ее испытанию. Микулин поднялся по трапу и занял место водителя, Стечкин запустил моторы. Гигантские колеса начали медленно поворачиваться. Машина пошла, сломав, как спичку, близстоящую бере­зу. Сквозь амбразуру Микулин хорошо видел, как все собравшиеся зааплодировали, солдаты дружно закричали «ура!!!. Пока двигались по гати, а это метров десять, все шло нормально, но только вышли на мягкую почву, задняя тележка попала в канаву и «Мастодонт» встал как вкопанный. Двигатели натужно ревели, колеса проворачивались, но мощности, чтобы «сняться с якоря», не хватало. На том, собственно, все и закончилось. Было ясно, что необходимо увеличить диаметр катков направляющей тележки и иметь минимум 300-сильные моторы.

Разработку такого двухтактного двигателя под индексом АМБС Микулин и Стечкин проводили в 1916 году на средства военного ведомства. Опытный образец готовила фирма «От и Везер» в Замоскворечье. Сборку производили в МВТУ. Время работы при первом запуске составляло 1—1,5 минуты, после чего двигатель вышел из строя — гнулись шатуны, деформировался корпус.

Вскоре по решению технической комиссии, наблюдавшей за постройкой машины, прекратилось выделение средств, обещанных на доводку конструкции: во-первых, двигатель АМБС требовал очень длительной доводки; во-вторых, своевременно оценили чрезвычайную уязвимость машины на поле боя. «Царь-танк» (существовало и такое название по аналогии с «Царь-пушкой») по сей день является самой крупногабаритной боевой машиной из когда-либо сооруженных в практике мирового танкостроения. Не нужно обладать богатой фантазией, чтобы представить последствия картечного залпа по ступицам ходовых колес или сосредоточенного шрапнельного обстрела. Причем даже незначительное повреждение колес грозило надолго вывести машину из строя. Перечень непреодолимых недостатков конструкции дополняют высокое удельное давление на грунт и невозможность ведения стрельбы в секторах, перекрытых ходовыми колесами.

Еще не один год растаскиваемая на куски, единственная в своем роде, боевая машина одиноко стояла в лесу, пока в 1923 году не была окончательно сдана на слом.

Идея высококолесной боевой машины в первые годы мировой войны была довольно-таки распространенной, поскольку устройство колесного движителя проще гусеничного, он более надежен, требует меньшего расхода мощности при осуществлении поворота машины. В январе 1915 года майор службы морской авиации (РМАЗ) британского Адмиралтейства Хетерингтон представил проект «Сухопутного крейсера», концептуально созвучного идее Лебеденко. Гигантская (длина 30 м, ширина 24 м, высота 14 м) трехколесная машина с диаметром колес 12 м несла три башни из 75-мм брони, в каждой из которых предполагалось установить по две 4-дюймовые пушки. При расчетной массе 300 т, с 800-сильным дизелем и электрической трансмиссией она, по расчетам, должна была развивать до 13 км/ч, преодолевать препятствия высотой до 6 м и преодолевать вброд реки глубиной до 4,5 м. Проверочные расчеты показали, что масса исполина составит около 1000 т, а скорость не более 3 км/ч. Но главное — его живучесть не выдерживала никакой критики. Таким образом, этот проект так и не был построен, а «Нетопырь» так и остался самым большим танком в истории.
  • DerekWibly, Matsignee, taxiAdmito и еще 1 это нравится

pashking.png
 


#2 PaShKinG

PaShKinG

    Генерал

  • Администраторы
  • 2 096 сообщений
  • skype:
    pashking86
  • Должность в клане:
    Заместитель командира
  • Клан:SPB

Отправлено 05 Сентябрь 2011 - 10:23

Самый быстрый танк в мире


Знаете ли Вы, что самый быстрый в мире танк Ripsaw способен развивать скорость свыше 100км/ч?!



Эти злющие на вид танчики называются соответствующим словом Ripsaw, которое в английском языке обозначает здоровенное русское словосочетание "многопильный станок для продольной распиловки". Короче, лесопилка.

"Предком" танчиков Ripsaw является, конечно же, танк, а не пила. Но от него новая машина сохранила не так уж много: наверное, в первую очередь гусеницы и воинственную внешность.

Идея сделать этот зверский аппарат появилась уже давно. Она как-то посетила британских любителей всякой всячины и особенно самодельных инженерных наворотов — братьев-близнецов Хау, Майкла (Micheal Howe) и Джеффри (Geoffrey Howe).



Первый прототип этих танчиков появился у братьев в 2000 году, и был построен полностью за их счет. Далее машина постоянно усовершенствовалась.

Без никчёмных преувеличений и пафоса можно сказать, что танчики Ripsaw сделаны с душой. Все детали и блоки сконструированы так, чтобы танчик мог справляться с любыми условиями — с пылью и грязью, с водой и снежными завалами, а также с холмами и густыми зарослями.

Чтобы добиться максимальных характеристик Ripsaw, братья стали изготавливать некоторые части, которые подходят исключительно для их лихого танчика.



Так, гусеницы сделаны "лично" для него — никакие другие не подойдут. Более того, у них есть кое-какие интересные особенности, благодаря которым лента не скользит при движении, например, по грязи.

Первая демонстрация была на гонках DARPA Grand Challenge 2005 (США). В то время этот танчик имел следующие скоростные характеристики: разгон с нуля до 80,5 км/ч (50 mph) за какие-то 3,5 секунды! Максимальная скорость движения — 128,7 км/ч (80 mph).

После этого разработками братьев заинтересовалось военное министерство США. По его требованию и за счет полного финансирования было разработано целое семейство подобных танчиков для разных нужд, и окончательно вырисовались два скоростных танка Ripsaw MS1 и MS2 (MS означает Military Specification, т.е. военное назначение), которым, в ущерб скорости, были внесены изменения для улучшения других, немало важных для танка, характеристик (защищенность, маневренность и др.). Разница между MS1 и MS2 состоит в том, что MS1 - это полностью дистанционно-управляемый on-line танчик, а MS2 имеет помимо дистанционного еще и ручное управление.



В конструкцию данных танчиков постоянно вносятся усовершенствования, к настоящему моменту технические характеристики моделей Ripsaw MS1 и MS2 следующие:

Масса: 4 тонны;
Грузоподъемность: 1 тонна;
Двигатель: Дизель 6,6 л.;
Мощность: 600 л.с.;
Максимальная скорость: свыше 100 км/ч (свыше 60mph)
Разгон 0-80км/ч (0-50mph): 5,5 сек;
Разгон 0-100км/ч (0-60mph): 8,7 сек;
Клиренс: 61 см;
Максимальный преодолеваемый подъем: 50°;
Максимально возможный крен: 45°;
Вооружение: может устанавливаться любое в пределах грузоподъемности.



Серийного — в привычном смысле этого слова — производства танчиков Ripsaw пока ещё не налажено. Однако это не значит, что такое чудовище нельзя заказать. Можно и даже не одну штуку! Стоить оно, кстати, будет не так много, как можно было бы ожидать, — от $200 тысяч за MS1 и от $500 тысяч за MS2. Хотя, ясное дело, играть в эти танчики могут себе позволить только настоящие мужчины с большими кошельками.

А если учесть, что сборка производится исключительно вручную (да!), то это практически задаром. Процесс монтажа машины, по словам представителей Howe and Howe, занимает не больше месяца.

Такая штука может пригодиться как и где угодно: и в тушении пожаров, и в спасательных операциях, и в боевых действиях… В общем, "стандартный набор".

pashking.png
 


#3 PaShKinG

PaShKinG

    Генерал

  • Администраторы
  • 2 096 сообщений
  • skype:
    pashking86
  • Должность в клане:
    Заместитель командира
  • Клан:SPB

Отправлено 05 Сентябрь 2011 - 10:58

Самый тяжелый танк в мире


Знаете ли Вы, что самый тяжелый в мире танк - немецкий "Мышонок", его масса - 180 тонн?!

Самый тяжелый в мире танк - немецкий сверхтяжелый танк Тип 205 носил скромное и неприметное название “Маус” (”мышь”), хотя масса этой “мышки” была равна массе четырех “Пантер” или трех “Тигров”. Если сначала такую машину планировали использовать как танк прорыва хорошо укрепленных оборонительных полос, то в конце войны он рассматривался как очередное “чудо-оружие” способное остановить наступление танковых соединений Красной Армии.
“Отцом” этой гигантской машины можно по праву считать фюрера III Рейха Адольфа Гитлера, который в конце 1941 года приказал сконструировать и построить сверхтяжелый танк и задал его основные тактико-технические характеристики. 8 июля 1942 года состоялось совещание, касавшееся развития танковых войск, на котором присутствовали Гитлер, Альберт Шпеер и профессор Фердинанд Порше, которым фюрер поручил начать работы над танком, вооруженным пушкой калибра 128 или 150 мм. Еще один вариант, предложенный Гитлером, - штурмовое орудие с пушкой калибра 180 мм. Кроме мощного орудия, машина должна была получить хорошее бронирование: лобовая броня - 200 мм, борта - 180 мм, башня - 200 мм.
Порше, как обычно, без колебаний принял предложение Гитлера. Однако существовали серьезные экономические и сырьевые трудности, которые, без сомнения, должны были сильно задержать появление танка, поскольку как проектные работы, так и серийный выпуск танка в большой степени зависели от дефицитного сырья, стали и цветных металлов. Кроме того, среди танкистов было широко распространено мнение о том, что боевые качества такого гигантского танка будут неудовлетворительными. Но, не смотря на все это, работы над танком начались. 8 июня 1942 года было определено, что профессор Порше будет отвечать только за проектно-техническую сторону работ, а внедрением разработки в производство будет ведать Альберт Шпеер.

Первоначально на танк предполагали установить дизель, который, в отличие от карбюраторного двигателя, был более экономичен и, следовательно, не требовал дополнительных топливных баков. Кроме того, дизельное топливо было доступнее и дешевле, чем бензин, а дизельные двигатели были устойчивее к морозам, что было очень важно в условиях Восточного фронта. Однако Шпеер попросил Порше использовать на танке серийный авиационный карбюраторный двигатель Даймлер-Бенц, ведь применяя уже готовый двигатель можно было сэкономить время, необходимое для создания новой силовой установки. С самого начала Шпеер подробно оговорил конструктивные особенности нового танка, обозначенного как Тип 205 “Маус”.
Главное управление вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) для инспекции, проводимых работ, и контроля за сроками исполнения направило полковника Генеля, который, впрочем, был полностью некомпетентен в вопросах конструирования столь больших танков и единственной его обязанностью было следить, чтобы работы были завершены к 5 мая 1943 года.

3 января 1943 года Гитлер потребовал от Порше отчета о состоянии работ над танком Тип 205. Во время их встречи Порше показал деревянный макет будущего танка, который вызвал живой интерес фюрера, хотя прежде Гитлер относился к этому проекту весьма спокойно.

21 января 1943 года состоялись очередные переговоры Heereswaffenamt и Альмеркише Кеттенфабрик. Военные настаивали на ускорении работ, чтобы как можно скорее направить новый танк на Восточный фронт. Один из представителей WaPruef 6 (департамент бронетанковой техники) - инженер-полковник Книпкамп (Kniepkamp) поставил вопрос о маневренности танка, на что Фердинанд Порше ответил, что управлять танком Тип 205 будет не труднее, чем “Тигром” или “Пантерой”.

2 февраля 1943 года профессор Порше был в Берлине, где он встретился с полковником Генелем, и последний сообщил, что танк Тип 205 кроме артиллерийского вооружения, должен быть оснащен огнеметом и запасом горючей смеси в 1000 литров. Несмотря на возражения главного конструктора, Heereswaffenamt настаивал на изменении вооружения.

Во время очередной встречи, состоявшейся 10 февраля 1943 года, все фирмы, участвующие в проекте высказались против установки на танк огнемета, поскольку это повлекло бы за собой увеличение массы танка на 4900 кг (до 179300 кг). В свою очередь увеличение массы танка потребовало бы изменения конструкции ходовой части. Первоначально предполагалось использовать на “Маусе” такую же подвеску, что и на “Тигре” (Р), а при возрастании массы конструкцию шасси пришлось бы изменить.

В конце февраля 1943 года в Техническом институте в Штутгарте были успешно проведены испытания силовой установки и системы охлаждения двигателя. Руководил испытаниями профессор Камм (Kamm).

6 апреля 1943 года министр вооружений Альберт Шпеер ознакомился с ходом работ над танком Тип 205 “Маус”. К этому времени уже был готов полноразмерный деревянный макет танка. Порше получил указание разобрать макет и перевезти его к 10 апреля 1943 года в Берхтесгаден для демонстрации фюреру, однако, когда макет был уже разобран, перевозку отменили.

6 мая 1943 года макет был вновь разобран и вывезен в “Волчье логово” - штаб-квартиру фюрера в Растенбурге, где 14 мая он был продемонстрирован Гитлеру. Вождь III Рейха не упустил возможность “улучшить” танк и приказал вооружить его не 128-мм, а 150-мм пушкой. 8 июня 1943 года фирма Круппа получила заказ на изменение конструкции башни под более мощную пушку.

В ходе разработки отдельных узлов и агрегатов происходили постоянные задержки. Эти задержки объяснялись разобщенностью фирм, выпускающих узлы танка, их “вертикальной” подчинённостью и отсутствием “горизонтальных” связей между ними. Например, работы над электромагнитной коробкой передач были начаты только после личного обращения инженера Карла Рабе в Верховный штаб Вооруженных сил (Oberkommando der Heeres), а директор предприятия Zahnradfabrik в Фридрихсгафене инженер фон Видман (von Wiedman) ни за что не хотел начинать работ без прямого приказа “сверху”.

С 16 июля испытания двигателя были начаты вновь, а в начале августа 1943 года было принято решение о постройке второго опытного образца, обозначенного как Тип 205/2. Серийные танки “Маус” должны были приводиться в движение дизелем Даймлер-Бенц МВ 517.

1 августа 1943 года на предприятии Альмеркише Кеттенфабрик Гм6Х была начата сборка первого прототипа, обозначенного как Тип 205/1. Сборка была начата с опозданием из-за того, что с поврежденных бомбардировками заводов Круппа вовремя не поступили необходимые узлы.

27 октября 1943 года состоялось совещание, посвященное определению сроков начала серийной постройки танка, но ни профессор Порше, ни Карл Рабе не смогли четко их определить. Во время совещания размер первой серии был определен в 152 танка.

24 декабря 1943 года состоялся первый пробный выезд танка Тип 205/1. К этому моменту башня еще не была готова, и вместо нее на танк установили груз, соответствующий массе башни. Пробная поездка состоялась без ведома Министерства вооружений. Другим серьезным нарушением было фотографирование танка, что тоже было строжайше запрещено. Прототип показал весьма неплохую маневренность, когда смог выехать из тесного для него монтажного зала. Управлял танком 205/1 Карл Генсберг. Один из механиков нарисовал краской на лобовой броне мышку и написал “MAUS”, что было очень остроумно, принимая во внимание огромные размеры танка. По мнению людей, которым довелось управлять танком, “Маус” был легче в управлении, чем даже РzКрfw IV.

В начале 1944 года танк Тип 205/1 был направлен в Бёблинген (Boeblingen), где начались испытания ходовых качеств машины. Между 11 и 14 января опытный образец был погружен на специальную четырнадцатиосную платформу и перевезен из Берлина на полигон. Прибыв к станции назначения, “Маус” сполз с платформы по приставному пандусу и ночью (23:30) проехал около 5-ти километров до ангара в Гинденбург Кезерне, принадлежавшего 7-му запасному танковому батальону (7 Panzer Ersaz Abteiluпg). На следующий день были проведены испытания рулевого управления и пробные “пробежки” по полигону (всего около 2000 метров). Испытания показали, что танк, даже проваливаясь в грунт на 500 мм, сохраняет свои ходовые качества. Движение танка производилось на пониженных передачах, поскольку КПП была еще недостаточно доработана. Во время заднего хода выявился чрезмерный провис гусеницы. Для его устранения были внесены изменения в механизм натяжения гусеницы. Параллельно с испытаниями шел заключительный монтаж механизмов и приборов танка. 21 января 1944 года за испытаниями наблюдали представители экспериментального центра полковник Эссер (Esser) и майор Хоффман (Hoffman), а 31 января 1944 года полигон посетил сам Фердинанд Порше. Ход испытаний подробно документировался и снимался на кинопленку. 1 и 2 февраля были проведены осмотр и регулировка механизмов танка, а 3 февраля 1944 года в присутствии представителя WaPruef 6 инженера Шмидта (Schmidt) были проведены очередные ходовые испытания (около 2000 метров). Всего к 3 февраля 1944 года танк Тип 205/1 прошел около 16 километров. В период с 4 по 25 февраля был проведен очередной цикл испытаний: Перед этим с 2 по 6 февраля была полностью проверена система смазки узлов и агрегатов танка. 7 февраля прототип прошел около 20 км (причем 8 км на танке проехал сам профессор Порше), а на следующий день еще 22.4 км.

Следующий цикл испытаний состоялся между 25 февраля и 17 марта 1944 года в Бёблингене. 25 февраля 1944 года были проведены ходовые испытания по кругу диаметром 4000 метров. 1 марта танк двигался по кругу диаметром около 4100 метров. Во время этой поездки была проверена проходимость танка. “Маус” оказался способным преодолевать уклон до 25°. 9 марта 1944 года танк проехал еще 5200 метров. В это же время проводились испытания специальной передачи для движения по наклонной поверхности. На этот раз “Маус” смог двигаться по склону крутизной до 43°. 10 марта 1944 года на полигон в Бёблингене прибыл второй прототип 205/2. В этот день танк 205/1 прошел 8200 метров. Кроме этого танк 205/1 был использован для буксировки второго опытного образца, который прибыл в Бёблинген без двигателя и башни.

14 марта 1944 года прототип 205/1 преодолел водную преграду глубиной 1 м и склон крутизной 43°. В ноябре 1943 года была готова пушка 12.8 cm KwK 44 калибра 128 мм, предназначенная для танка “Маус”. Позже обозначение пушки было изменено на 12.8 cm KwK 82. Испытания орудия проходили на полигоне в Меппене (Meppen). 6 июня 1944 года на прототипе 205/1 была установлена башня, а 3 октября 1944 года установлено вооружение и полностью укомплектованный “Маус” был испытан на полигоне в Кумерсдорфе.

Второй прототип 205/2 был почти готов к 10 марта 1944 года. Однако на танке еще не были установлены башня и двигатель. Лишь в октябре 1944 года на него установили дизель Даймлер-Бенц МВ 517. Сразу после монтажа двигателя танк был направлен в Кумерсдорф. Во время испытаний двигателя из-за неправильного соединения двигателя с генератором лопнул карданный вал. Ошибка в сборке узла была вызвана спешным ходом работ. В Кумерсдорфе испытывались оба прототипа, но достоверной информации об этих испытаниях нет. Неизвестно также, проводились ли опытные стрельбы.

В середине 1944 года на танк 205/2 были установлены экспериментальные опорные катки с отверстиями, при помощи которых хотели хоть как то снизить массу машины, однако, вскоре они были вновь заменены на цельнолитые.

В 1944 году, вероятно, был собран третий опытный образец танка “Маус”.

Вооружение



Основным вооружением танка Тип 205 “Маус” было орудие 12.8 cm KwK 44 L/55 калибра 128 мм, боезапас 68 выстрелов раздельного заряжания (25 выстрелов было размещено в башне и 43 в корпусе). Также в башне была установлена пушка 7.5 cm KwK L/36 калибра 75 мм, боезапас 200 выстрелов (125 в башне и 75 в корпусе). Дополнительное вооружение - два пулемета Рейнметалл-Борзиг MG 34 калибра 7.92 мм, боезапас 1000 патронов в четырех патронных ящиках.

Было предусмотрено место для установки зенитного вооружения, состоящего из пушки Маузер MG 141/15 калибра 15 мм или Маузер MG 151/20 калибра 20 мм.

Противопожарное оборудование
Силовая установка танка снабжалась автоматической противопожарной системой. Для тушения огня был предназначен сжатый углекислый газ, хранившийся под давлением 190 атм. в двух баллонах по 6 кг каждый. Всего в баллонах было 3000 литров углекислого газа.

Если температура в силовом отделении превышала 160° то срабатывала автоматика. Сначала опорожнялся первый баллон, а затем и второй. В случае поломки автоматической системы, открыты баллоны можно было вручную. От баллонов газ подавался по стальным трубам диаметром 10 мм к выпускным соплам диаметром только 3 мм.

На приборных досках у места механика-водителя и стрелка-радиста были установлены контрольные лампочки, сигнализирующие о пожаре в двигательном отсеке. При пожаре механик-водитель переводил двигатель на холостой ход. Водитель при сильном пожаре мог открыть резервный баллон с углекислым газом одновременно с основным.

“Маус” после подготовки мог преодолевать водные преграды по дну. На танке было установлено три водоотводящих насоса (в электрогенераторном, тормозном и двигательном отделениях).

Окраска и опознавательные знаки



Опытный образец танка Тип 205/1 “Маус” был сначала выкрашен однотонно в серый цвет Panzer Grau RAL 7027. Такая окраска была использована во время пребывания танка на фирме Алькетт и перевозки по железной дороге в Бёблинген. В Беблингене прототип был перекрашен сначала в один цвет краской Wehrmacht Olive стандартный тип окраски немецких танков в тот период, а к моменту установки башни на танке 205/1 был использован трехцветный камуфляж.

В конце 1944 года прототип 205/1 был вновь перекрашен.

Опытный образец 205/2 поначалу тоже был серого цвета, потом был использован стандартный камуфляж.

Изнутри “Маус” был выкрашен светло-кремовой краской. На танках типа “Маус” не было никаких опознавательных знаков и тактических номеров.



В конце 1944 года Гитлер приказал прекратить все работы над сверхтяжелыми танками. Этот приказ касался как “Мауса” так и разрабатываемого параллельно танка того же класса Е-100. Огромная конструкторская и организационная работа пропала даром, хотя стоит признать, что при разработке танка было предложено много новаторских идей, однако непреодолимые сырьевые трудности III Рейха с самого начала сделали выпуск сверхтяжелых танков совсем нереальным. Стоит сказать, что как показала история развития послевоенного танкостроения, будущее было за средними и тяжелыми танками. Для такого монстра как “Маус” здесь места не нашлось.

Боевое применение
Весной 1945 года оба (или все три?) опытных образца Тип 205 находились в Кумерсдорфе. Все прототипы были подготовлены для уничтожения, если на полигон войдет Красная Армия. В последний момент пришел новый приказ, согласно которому: необходимо было использовать танки в обороне полигона, который был занят Красной Армией 21 апреля 1945 года. Полуразрушенный танк 205/2 был захвачен в районе железнодорожной станции в Кумерсдорфе. Неизвестно, был ли танк взорван экипажем или поврежден в бою. О том, как были использованы в обороне полигона остальные танки, никаких данных нет.

Танк “Маус” в музее в Кубинке
Во второй половине августа 1945 года специальная трофейная команда переправила два танка Тип 205 в частично разобранном состоянии из Кумерсдорфа в Штетин. Вероятнее всего это были 205/1 и 205/2. Позднее оба танка были перевезены паромом в Ленинград и дальше на танковый полигон в Кубинке.



Там из двух танков был “собран” один, который испытывался в 1951-1952 годах. Танк Тип 205 “Маус”, экспонируемый в Кубинке, состоит из корпуса 205/1 и башни 205/2.



Проект танка Р 1000
В июне 1942 года инженер Гроте (Grote), заведовавший в Министерстве вооружений выпуском подводных лодок представил концепцию танка массой в целых 1000 тонн (!). проект был обозначен как Р 1000. Этот “сухопутный линкор” должен был быть длиной 35 метров, а шириной 14 метров. На танке Р 1000 планировали использовать гусеницы шириной 3.5 метра, по конструкции похожие на гусеницы, предназначенные для огромных карьерных экскаваторов.



В движение танк должен был приводиться двумя дизелями МАН мощностью 6256 кВт/8500 л.с. или восемью дизелями Даймлер-Бенц мощностью 1472 кВт/2000 л.с., каждый. Максимальная скорость оценивалась в 40 км/ч.

Вооружение танка Р 1000 состояло из орудия калибра 280 мм, орудия калибра 128 мм и зенитного комплекса, состоящего из восьми зенитных пушек Flak 38 калибра 20 мм установленных по одной или по три и пушки Маузер MG 151/15.



В декабре 1942 года фирма Крупп выдвинула еще один проект подобного монстра. Это был проект прямо-таки футуристического танка массой 1500 тонн (1500000 кг!). Толщина лобовой брони танка составляла 250 мм. Вооружение этого гиганта тоже было поистине гигантским - пушка “Дора” калибра 800 мм. В движение танк должны были приводить несколько дизельных установок, использующихся на подводных лодках.



К счастью в III Рейхе нашлась трезвая голова (возможно Шпеер) не допустившая реализации столь “грандиозных” проектов.

Более подробно об истории создания этого монстра можно прочитать в книге
М. Павлов, И. Павлов "Сверхтяжелый танк Маус"
Скачать книгу (pdf, 45Mb)

pashking.png
 


#4 PaShKinG

PaShKinG

    Генерал

  • Администраторы
  • 2 096 сообщений
  • skype:
    pashking86
  • Должность в клане:
    Заместитель командира
  • Клан:SPB

Отправлено 05 Сентябрь 2011 - 11:14

Самый массовый танк в мире


Знаете ли Вы, что самым массовым танком в мире является T-54/55, и выпущен он тиражом более 100 тыс. штук?!

Т-54 — советский средний танк. Принят на вооружение Советской Армии в 1946 году, серийно выпускался, постоянно модернизируясь, с 1947 года. С 1958 года выпускалась его модификация под названием Т-55, приспособленная к боевым действиям в условиях применения ядерного оружия. В 1962—1967 годах он в основном был сменён в производстве танком Т-62, созданным на его базе, но на ОЗТМ его выпуск продолжался вплоть до 1979 года. Также в ряде стран выпускался сам Т-54/55, либо его модернизированные или приспособленные к местным условиям варианты. Всего, с учётом производившихся в других странах вариантов, было выпущено до 100 тысяч Т-54/55, что сделало его наиболее многочисленным танком в истории.



Т-54/55 экспортировался и стоит на вооружении во многих странах, использовался в большинстве послевоенных локальных конфликтов. Танк стал известен своей высочайшей надёжностью и простотой, высоко оценивавшимися многими экспертами. Хотя на вооружении Советской, а позже Российской Армии, Т-54/55 был полностью заменён более современными образцами, он, по состоянию на 2008 год, всё ещё состоит на вооружении многих стран и по оценкам специалистов, продолжит оставаться в строю в течение десятилетий.

Создание Т-54

Непосредственным предшественником Т-54 явился танк Т-44, созданный в 1943—1944 годах. На ранних стадиях, процесс создания Т-54 неотделим от Т-44, поскольку разработка обоих танков велась в общем русле развития советской бронетанковой техники тех лет, и на первых порах, воплощённый в металле Т-54 представлял собой в значительной степени модернизированный вариант Т-44.

Т-44 был создан КБ нижнетагильского завода № 183 в результате наработок по программе модернизации Т-34, приведшей к созданию танков Т-34М и Т-43, предназначенных для его замены, но в серию так и не пошедших из-за условий военного времени. Главным новшеством Т-44 явилась уникальная для своего времени компоновка. За счёт перекомпоновки моторного отделения и поперечной установки двигателя и трансмиссии, удалось значительно сократить его длину и высоту, а также сместить башню к середине корпуса, разгрузив лобовые катки. Вместе с устранением из состава экипажа стрелка-радиста, это позволило также значительно сократить забронированный объём и при массе, меньшей чем у серийного Т-34-85, добиться значительного усиления бронирования.

Согласно сформулированным ЦНИИ-48 ещё в конце 1943 года требованиям к защите перспективного среднего танка от 75-мм и 85-мм снарядов:
а) верхняя деталь корпуса и лоб башни должны быть неуязвимы полностью;
б) верхняя половина борта корпуса должна быть полностью неуязвима в пределах определённых курсовых углов;
в) борт башни должен быть полностью неуязвим в интервале курсовых углов, примерно вдвое большем, чем тот же интервал для борта корпуса;
г) интервал курсовых углов неуязвимости подкрылка может быть принят средним между интервалом для борта башни и интервалом для борта корпуса.


Эти требования, хотя и не полностью, были реализованы на Т-44, первая модификация которого имела 75-мм лобовую броню и борта толщиной 45 мм в нижней части и 75 мм в верхней. Уже на первой крупносерийной модификации, Т-44А, толщина лобового бронирования была увеличена до 90 мм, а бортового — до 75 мм по всей высоте.



Однако, несмотря на все эти достоинства, вооружение Т-44 осталось тем же, что и на Т-34-85 — 85-мм пушка ЗИС-С-53 с длиной ствола в 56 калибров, считавшаяся бесперспективной для среднего танка уже в 1944 году. Путей повышения огневой мощи существовало два. Первый заключался в создании орудий с повышенной начальной скоростью снаряда за счёт большего удлинения ствола и увеличенного заряда пороха. Однако, опыты с 85-мм орудиями такого типа, «большой мощности» по тогдашней терминологии, проводившиеся в 1944 году показали проблематичность их производства с существующей технологической базой. Вдобавок анализ результатов испытаний обстрелом показал, что лёгкие высокоскоростные снаряды менее эффективны в поражении расположенной под значительными углами наклона брони, чем низкоскоростные, но тяжёлые снаряды 100-мм и 122-мм пушек. В результате, был избран второй путь — повышение артиллерийской мощи за счёт роста калибра.

Уже с середины 1944 года как оружие для перспективного среднего танка рассматривалась 100-мм пушка с длиной ствола в 56 калибров и баллистикой морского орудия Б-34, ко второй половине того же года успешно установленная на САУ СУ-100. Дополнительным аргументом в её пользу являлась значительно большая мощность осколочно-фугасного снаряда, ведь основным противником танка по-прежнему должна была оставаться пехота, поражение танков противника рассматривалось как хоть и важная, но второстепенная цель.

Предпринимались попытки перевооружить новым орудием Т-44. В 1945 году были построены два опытных образца Т-44-100, со 100-мм пушкой ЛБ-1 в прежней башне, однако испытания показали их невысокую надёжность и маневренность, что привело к прекращению дальнейших работ в этом направлении. Вместе с тем, для размещения 100-мм пушки, в КБ завода № 183 ещё с лета 1944 года в инициативном порядке приступили к проектированию новой модификации Т-44, первоначально получившей обозначение Т-44Б. 20 августа проект был представлен наркому танковой промышленности В. А. Малышеву. В сентябре-ноябре, проект, получивший уже окончательное название — Т-54, был одобрен наркоматом танковой промышленности. Согласно правительственному заданию, к 1 декабря 1944 года КБ надлежало создать опытный образец, к 15 января 1945 года завершить его испытания, а уже к 20 мая того же года — разослать рабочие чертежи танка заводам-производителям, но эти сроки выдержаны так и не были.

Серьёзнейшим обстоятельством, влиявшим на разработку нового танка, к подвижности которого предъявлялись высокие требования, была силовая установка. Несмотря на все усилия конструкторов, единственным доступным танковым дизелем по-прежнему оставался модернизированный В-2 мощностью 520 л.с. и создание танкового двигателя приемлемой надёжности с мощностью более 700 л.с. было в условиях тогдашнего уровня технологии, по оценкам современных экспертов, малоосуществимым. В результате, необходимо было жёстко ограничивать массу машины, чтобы избежать снижения подвижности, вариант с установкой авиационного двигателя, обеспечивавшего необходимую мощность, но обладавшего массой других недостатков, практически не рассматривался.

Такое положение делало невозможным дальнейший рост бронирования за счёт увеличения массы танка. Путём дальнейшего роста доли бронирования в общем весе танка достичь этого было также нельзя, поскольку это привело бы к ухудшению других характеристик и снижению в итоге боевых возможностей. Усиление защиты путём повышения качества броневой стали являлось в принципе возможным, но на тот момент нецелесообразным. На Т-44 удалось значительно усилить бронирование путём сокращения забронированного объёма, однако дальнейшие возможности такого сокращения были практически исчерпаны, в связи с чем единственным остававшимся у конструкторов выходом являлась дальнейшая дифференциация броневой защиты.

Первый прототип Т-54 был, по данным «Справки об изготовлении и испытаниях опытных образцов танка Т-54» 1946 года, закончен в январе 1945 года и был передан на испытания на полигон в Кубинке. Однако, в другом документе говорится, что это был уже второй прототип, первый же был закончен ещё в конце 1944 года и проходил испытания непосредственно на заводе. Первый образец танка, известный как «Т-54 образца 1945 года», всё ещё был сильно схож с Т-44. Наиболее заметным внешним отличием была новая, более крупная башня со 100-мм пушкой, чьё лобовое бронирование увеличилось со 120 до 180 мм, а бортовое — с 90 до 90—150 мм. Форма башни вместе с тем, существенных изменений не претерпела и углы наклона её стенок не превышали 20°. Лобовая броня корпуса была также увеличена, до 120 мм, однако толщина бортового бронирования увеличилась лишь на 5 мм, а кормовая часть и вовсе была заимствована у Т-44 без изменений. В лобовой плите корпуса была ликвидирована щель смотрового прибора механика-водителя, в результате она стала монолитной. Поскольку общая масса танка неизбежно возросла по сравнению с Т-44, была несколько удлинена подвеска для увеличения площади опорной поверхности гусениц, а также увеличена ширина опорных катков. Двигательная установка же и трансмиссия практически без изменений перешли с Т-44, была заметно модернизирована только система охлаждения двигателя.

Испытания переданного на государственные испытания Т-54 проводились с 11 марта по 11 апреля 1945 года. Руководивший государственной комиссией, полковник Е. А. Кульчицкий так описал позднее первое впечатление от встречи с новым танком:

Танк производил впечатление. Его внешние формы учитывали необходимые углы встречи с будущими снарядами противника, что придавало ему соответствующую обтекаемость и красоту. Более совершенной формы корпус, приплюснутая башня с новой пушкой покоились на десяти больших опорных катках, которые опирались на мелкозвенчатые гусеницы. Эта, на первый взгляд, просто красота форм и силуэта говорила специалистам о некоторых высоких технических параметрах машины, а именно: обтекаемые формы корпуса и башни — о повышенной стойкости броневой защиты и меньшей поражаемости его, длинный ствол пушки — о высокой начальной скорости снаряда, что является основным положительным качеством танковой пушки, десять больших, с внешней обрезинкой, опорных катков говорили о возможностях движения на больших скоростях, чему способствовали и мелкозвенчатые гусеницы, и многое другое.

В отчёте об испытаниях, составленном комиссией, говорилось о высоких тактико-технических характеристиках Т-54. При массе в 35,5 тонн — лишь на 3,7 тонн больше, чем у серийного Т-44, танк обладал значительно более мощным бронированием и вооружением, при этом высота его вышла даже меньшей, чем у предшественника — 2275 мм вместо 2400 мм. Максимальная скорость танка, правда, упала до 45 км/ч вместо 51 км/ч на Т-44, но средняя скорость движения осталась прежней, а запас хода даже несколько возрос. Испытания выявили и множество недостатков новой машины, но несмотря на это, в заключении отчёта об испытаниях говорилось:

1. Танк Т-54, представляющий собою модернизированный танк Т-44, по своим основным боевым качествам (мощность вооружения и бронирование) превосходит все существующие средние танки.
2. Полигонные испытания в объёме 1553 км пробега по прочности основных механизмов опытный образец танка Т-54 выдержал. Однако испытаниями установлена необходимость доработки ряда узлов и агрегатов.
3. К основным недостаткам танка Т-54 следует отнести недостаточную снарядостойкость башни и устарелость конструкции трансмиссии, что является недопустимым для современного танка. Башня поражается на больших дистанциях, а трансмиссия и ходовая часть снижают динамические качества танка.
4. Учитывая резкое повышение боевых качеств среднего танка, достигнутое в танке Т-54, комиссия считает целесообразным рекомендовать танк Т-54 на вооружение Красной Армии с обязательным устранением отмеченных в отчёте недостатков.
5. В связи с тем, что отработка ряда новых узлов может задержать ввод в серийное производство танков Т-54, комиссия считает возможным начать производство танков Т-54, не ожидая введения следующих узлов и механизмов, срочную отработку которых поручить заводу № 183 в очерёдности, устанавливаемой НКТП и ГБТУ КА:

а) башни по типу ИС-3;
б) КПП с синхронизаторами и 2-ступенчатого планетарного механизма поворота танка;
в) экрана от гранат типа «Фауст»;
г) изменения углов наклона кормовых листов корпуса;
д) вращающегося пола боевого отделения;
е) смотровых приборов по типу M4A2 в командирской башенке;
ж) гусениц с цевочным зацеплением;
з) амортизаторов ходовой части (на всех катках).




Помимо этого, комиссией было рекомендовано изменить привод поворотного механизма башни для обеспечения более плавной наводки, предусмотреть установку зенитного пулемёта, ввести более совершенные приборы наблюдения за полем боя, принять меры для уменьшения загазованности боевого отделения при интенсивной стрельбе и разработать автоматическую систему пожаротушения для МТО. Всего список замечаний составил 68 пунктов.

В июле 1945 года КБ завода № 183 был построен второй (или третий) опытный образец Т-54, созданный с учётом части замечаний комиссии. Танк получил новую башню, скруглёной формы, по типу ИС-3, но с заманом по всему периметру, особенно заметным в кормовой части. Толщина лобового бронирования башни достигла 200 мм, а бортов — от 160 до 125 мм, углы наклона вертикальных поверхностей башни доходили до 45°. Были изменена трансмиссия в соответствии с требованиями испытательной комиссии, а ходовая часть наконец получила цевочное зацепление гусениц. Также была увеличена ёмкость внутренних топливных баков с 530 до 545 литров. В состав вооружения танка добавились два 7,62-мм пулемёта СГ в бронированных ящиках на надгусеничных полках, неприцельный огонь из которых вёл механик-водитель, а также 12,7-мм зенитный ДШК, установленный на турельной установке у люка заряжающего на крыше башни. В июле—ноябре 1945 года этот образец проходил испытания на полигоне в Кубинке, по результатам которых он был вновь рекомендован государственной комиссией к серийному производству, но опять-таки, после устранения ряда недостатков. После доработки прототипа и очередных испытаний, постановлением Совета министров СССР № 960—402сс от 29 апреля 1946 года, Т-54 был принят на вооружение Красной армии.

Подготовка к массовому производству Т-54 образца 1946 года, известного также как Т-54-1, началась уже в 1946 году сразу на трёх заводах: заводе № 183 в Нижнем Тагиле, ХЗТМ в Харькове и ОЗТМ в Омске. По плану, за оставшиеся месяцы 1946 года завод № 183 должен был выпустить 165 машин. В реальности же, за 1946 год изготовлены были всего три предсерийных Т-54: два — к июлю и один — в октябре. И даже эти машины не были приняты государственной комиссией, которая потребовала снизить массу машины, усовершенствовать установку вооружения, ходовую часть и приводы управления. Всего в том году КБ завода № 183 пришлось внести в конструкцию танка 649 различных изменений.

План 1947 года был уже скорректирован в сторону уменьшения. Всего за год планировалось 400 Т-54, из них 250 — на заводе № 183, 100 — на ХЗТМ и 50 — на ОЗТМ. Однако реальность и в этот раз не совпала с планами. Две головные машины первой серии поступили на государственные ходовые испытания и испытания обстрелом в апреле и проходили их по май того же года. По заключению комиссии, образцы выдержали испытания, хотя и с рядом замечаний. Было рекомендовано производство установочной серии Т-54, но — после выполнения списка на 1490 изменений различных деталей и узлов танка, составленного комиссией. Последовавшие доработки вновь отложили начало производства танка и первая серия из 20 танков была произведена лишь в конце года, таким образом доведя производство за 1947 год до 22 машин, все из которых были выпущены заводом № 183.

Полномасштабное производство Т-54, уже на всех трёх заводах, удалось развернуть лишь в 1948 году. За год было выпущено 593 танка, из них 285 — на заводе № 183, 218 — на ХЗТМ и 90 — на ОЗТМ. Однако уже вскоре после начала войсковой эксплуатации, из танковых частей, получивших первые Т-54, стали во все инстанции в массовом порядке поступать рекламации на многочисленные дефекты машины. Танки регулярно выходили из строя, вдобавок, серийные машины оказались существенно переутяжелены по сравнению с проектом и обладали неудовлетворительной проходимостью. Из пяти поставленных на гарантийные испытания танков, государственная комиссия не приняла ни одного. Представители танковых частей на совещании у министра Вооружённых сил Н. А. Буланина в целом положительно отозвались о новом танке, но отметили, что начало серийного производства оказалось явно преждевременным. К этому прибавились и результаты испытаний Т-54 обстрелом, проведённых в 1947 году и показавших то, что было обнаружено ещё в 1943—1944 годах: при попадании в нижнюю часть башни, её заман давал очень высокий шанс рикошета снаряда в тонкую крышу корпуса, со всеми вытекающими последствиями. Результатом этого в январе 1949 года стало решение правительства об остановке выпуска танка.

На последовавших за этим многочисленных совещаниях, специалисты сходились в том, что одной из главных проблем Т-54 являлась перегруженность. Единственным, за счёт чего можно было снизить массу танка, являлась броневая защита. Снижение защиты лобовой части корпуса ниже 100 мм представлялось нецелесообразным, однако лобовая часть башни и без того уступала корпусу в защищённости. Выход из этого положения был найден в изменении формы и размеров башни. Разработанная КБ завода № 183 уже в 1948 году новая башня, имевшая приближенную к полусферической форму в лобовой части, обеспечивала не только снижение массы, но и лучшую защиту. Кроме этого, ширина орудийной амбразуры на ней была уменьшена с 1000 до 400 мм, что позволило поднять монолитность башни и как следствие, защищённость. Достигнуть этого удалось за счёт замены общей маски для орудийной установки отдельными узкими прорезями для ствола орудия, пулемёта и прицела.

Первый Т-54 с новой башней поступил на испытания 29 августа 1949 года, ещё два контрольных танка были собраны в сентябре. По результатам их испытаний, в ноябре было дано разрешение на серийное производство новой модификации, известной как Т-54 образца 1949 года или Т-54-2. Серийные машины отличались, помимо замены башни, уменьшением лобовой брони корпуса до 100 мм, с увеличением наклона нижней бронеплиты. Также были ликвидированы пулемёты на надгусеничных полках и заменены одним, жёстко закреплённым внутри корпуса и ведшим огонь через отверстие в лобовой плите. Гусеницы шириной 500 мм были заменены новыми, шириной 580 мм, что позволило снизить удельное давление на грунт до приемлемого уровня. Средний вес Т-54-2 снизился по сравнению с серийными Т-54-1 в среднем на 1700 кг, что, вкупе с продолжавшейся доводкой отдельных узлов, позволило значительно поднять надёжность танка.

pashking.png
 


#5 PaShKinG

PaShKinG

    Генерал

  • Администраторы
  • 2 096 сообщений
  • skype:
    pashking86
  • Должность в клане:
    Заместитель командира
  • Клан:SPB

Отправлено 05 Сентябрь 2011 - 11:21

Самый первый танк в мире


Знаете ли Вы, что первый в мире танк был сконструирован и построен в России 15 мая 1915 года?!

Начиная с 1914 года проекты бронированных машин, как гусеничных, так и колесных, посыпались, словно из рога изобилия. Помимо технических предпосылок, появилась и потребность в такого рода боевых машинах — не будем забывать, что шла первая мировая война.

В августе 1914 года в Ставку Верховного Главнокомандующего обратился изобретатель А. А. Пороховщиков с проектом бронированной машины — «Вездеход». Предложение рассматривалось в Особом комитете генералом А. В. Каульбарсом. При его поддержке Пороховщиков попал на прием к Верховному Главнокомандующему, которого убедили объяснения изобретателя. В принятом решении было определено, что «Вездеход» должен быть изготовлен силами начальника инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта.

В Главном военно-техническом управлении необходимые чертежи, докладная записка и смета расходов на постройку «Вездехода» не были одобрены. 24 декабря 1914 года эти материалы поступили к начальнику инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта, который, изучив проект, составил специальный доклад главному начальнику снабжения армий того же фронта. В докладе обосновывалась необходимость постройки «Вездехода» как машины, полезной в военном деле. 13 января 1915 года постройка опытного образца «Вездехода» с одной широкой гусеницей была санкционирована. На его изготовление ассигновали 9960 рублей, а местом работы определили казармы ушедшего на фронт Нижегородского полка.

1 февраля в Риге в казармах Нижегородского пехотного полка завершилась организация мастерских: 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению «Вездехода».



На стадии предложения рассматривались два варианта — с одной и двумя гусеницами. Так как в конструктивном и производственном отношении первый вариант был проще, то он и был принят. Для опытного образца, на котором должна была быть проверена правильность основной идеи изобретения, не имело существенного значения большее или меньшее совершенство движителя, поэтому детально разрабатывался первый вариант. Это был сравнительно легкий «аппарат» массой 3,5—4 т, то есть уровня танкетки. Несущей конструкцией являлась стальная рама, к которой крепились направляющий и три опорных (из них задний — ведущий) пустотелых барабана. Оси направляющего барабана вводились в специальные прорези рамы и фиксировались двумя винтами. Его перемещением вдоль прорезей регулировали натяжку гусеницы. Кроме того, существовал дополнительный натяжной барабан, формирующий верхнюю ветвь гусеницы, проходящую под всем днищем корпуса. Ходовая часть закрывалась фальшбортом.

Широкая гусеница обеспечивала низкое удельное давление на грунт, хорошую проходимость, исключала вероятность посадки днищем на препятствие; но применение резиновой ленты признать удачей невозможно в силу ее высокой уязвимости. Вряд ли движитель мог уверенно выдержать сосредоточенный обстрел. Однако следует сделать поправку на высокие скоростные данные и малые габариты машины (длина — 3,6 м, ширина — 2м, высота по корпусу — около 1,5 м), известным образом затрудняющие ведение по ней прицельного огня. В целом способность «Вездехода» действовать в бою маневренно сомнений не вызывала.



Оригинальным образом производился поворот машины. По обе стороны рамы, в ее средней части, имелись два рулевых колеса, поворачивающиеся относительно вертикальной оси и связанные со штурвалом поворотными вилками и системой тяг. На дорогах с твердым покрытием«Вездеход» опирался на рулевые колеса и ведущий барабан. На слабых грунтах рулевые колеса самопроизвольно заглублялись, и в действие вступала вся поверхность гусеницы. Таким образом была получена своеобразная интерпретация колесно-гусеничного движителя.

В качестве силового агрегата использовался автомобильный 20сильный мотор, смонтированный на кормовой части рамы. Крутящий момент на ведущий барабан передавался через механическую планетарную коробку передач и карданный вал. Следует особо отметить конструкцию броневой защиты — она многослойная (лицевой цементированный 2-мм стальной лист, амортизирующая прокладка из волос и морской травы, второй стальной лист) при общей толщине 8 мм. Поражает качество формы бронекорпуса: оно столь высоко, что невольно возникает вопрос о технологических сложностях и трудоемкости изготовления применительно к 1915 году. Не исключено, что именно это обстоятельство заставило Пороховщикова отказаться в дальнейшем от столь удачного решения и, проектируя «Вездеход-2»,обратиться к примитивному коробчатому корпусу. Кроме того, конструкция корпуса «Вездехода» позволяла добиться его водонепроницаемости. Такая возможность анализировалась, и в перспективе предполагалось наделить машину амфибийными свойствами.

Водитель и командир (он же пулеметчик) размещались в средней части корпуса, «плечом к плечу», на двух установленных рядом сиденьях. Вооружение (1— 2 пулемета) наметили разместить в цилиндрической башне, венчающей боевое отделение.

В реализации проекта особое опасение внушал движитель, конструкция совершенно оригинальная. Поэтому основные усилия направлялись на сборку ходовой части. Бронекорпус изготавливали параллельно. Его элементы подвергались пробному обстрелу. Затем всю коробку установили на легковое шасси и подвергли испытаниям на пулестойкость и общую жесткость.

15 мая 1915 года постройка опытного образца завершилась. На нем смонтировали деревянный макет корпуса, а для компенсации массы в машину уложили балластные мешки. Спустя три дня провели пробный пробег. Выяснилось, что при движении соскакивает гусеница. На определение причины ушел месяц. После чего на внешней поверхности барабанов, первоначально гладкой, сделали по три кольцевых направляющих желоба, а на внутренней поверхности гусеницы — соответственно три центрирующих выступа.

20 июня 1915 года на официальных испытаниях комиссия отметила хорошую проходимость машины, ее маневренность, высокие разгонные качества и скорость около 25 верст/час и в соответствующем акте № 4563 зафиксировала: « Оказалось, что означенный «Вездеход» легко идет по довольно глубокому песку со скоростью около двадцати пяти верст в час; в дальнейшем «Вездеход» перешел на среднем ходу канаву с пологими откосами шириной по верху 3 метра и глубиной около 1 аршина . Все значительные выбоины и значительные неровности поверхности «полкового двора», где производились испытания, «Вездеход» брал легко на полном ходу. Поворотливость вполне удовлетворительная; в общем «Вездеход» прошел по грунту и местности, непроходимым для обыкновенных автомобилей».

Доводка «Вездехода» производилась в Петрограде. 29 декабря была достигнута скорость порядка 40 верст/час. К этому времени было израсходовано 18000 руб. Дело сулило успех, но военные прекратили финансирование работ. В этой связи нередко ссылаются на преступное равнодушие и бюрократизм. Однако шел 1916 год, в самом разгаре была первая мировая война, и боевые действия приобрели затяжной позиционный характер. Объективно «Вездеход», обогнавший свое время, оказался «не кстати». Ожидать от скоростной, высокоманевренной машины эффективной работы на многорядных проволочных заграждениях не приходилось. Для этих целей она явно не годилась. Требовался специальный танк — позиционный. И достаточно было Н. Лебеденко подать заявку на колесную боевую машину прорыва, как с высочайшего благоволения императора Николая II он получил необходимые силы и средства для осуществления своего проекта.

Итак, несмотря на положительные результаты испытаний, работы по усовершенствованию опытного образца «Вездехода» были прекращены. Главное военно-техническое управление приняло все меры по срыву успешного завершения опытных работ и организации промышленного производства танков в России. На различные предложения о дальнейшей судьбе «Вездехода» начальник Главного военно-технического управления отвечал следующими характерными резолюциями: «Почему мы вмешались в это дело?», «Для чего он нам?» (на предложение о передаче «Вездехода» в Главное военно-техническое управление). С декабря 1915 и по октябрь 1916 года шла бюрократическая переписка, были заторможены все работы над «Вездеходом».



Подлинные чертежи первого «Вездехода» А. А. Пороховщикова не удалось разыскать. Сравнительно недавно были обнаружены документы, по которым удалось восстановить в основных чертах историю его постройки, а также были найдены фотоснимки машины, сделанные во время ее испытаний.

В сентябре 1916 года в русской печати появились первые сообщения о применении англичанами нового оружия — «сухопутного флота». Эти сообщения были напечатаны в газете «Новое время» № 14568 от 25 сентября (по старому стилю) 1916 года и в «Петроградской газете» № 253. В связи с этими сообщениями в газете «Новое время» № 14572 от 29 сентября (по старому стилю ) 1916 года появилась статья «Сухопутный флот — русское изобретение», которая вскрыла неприглядную роль Главного военно-технического управления в задержке работ по созданию в России нового оружия — боевых вездеходных машин.

Вскоре после выступления в печати последовал запрос в государственную думу о проведенных мероприятиях по обеспечению русской армии танками. Под давлением общественного мнения начальник Главного военно-технического управления санкционировал проектирование усовершенствованного «Вездехода» — «Вездехода-2», или, как его еще обозначали для отличия от предшественника, «Вездеход 16г.» Проект был вскоре закончен и 19 января 1917 года поступил в броневой отдел автомобильной части Главного военно-технического управления. Его экспертиза и обсуждение затянулись на срок более десяти месяцев.

Помимо проекта была выполнена модель «Вездехода-2». Сохранившиеся документы позволяют получить довольно полное представление об его устройстве. Ходовая часть «Вездехода-2» сочетает элементы ходовой части автомобиля и гусеничного трактора. Резиновая бесконечная лента, расположенная под днищем корпуса, охватывает четыре подрессоренных барабана. Задний барабан связан цепью с силовой передачей и является ведущим. На одной оси с ним жестко посажены автомобильные колеса, имеющие больший диаметр, чем барабан. Передний барабан, снабженный пружинным устройством, приподнят, что улучшает преодоление препятствий. На одной оси со вторым барабаном посажены передние колеса, с помощью которых (как у автомобиля) выполняются повороты.

При движении по дороге с твердым покровом «Вездеход-2» опирался на грунт только колесами и двигался, как автомобиль; гусеница перематывалась вхолостую. На рыхлой почве колеса погружались в грунт, гусеница садилась на грунт и начиналось движение на гусеничном ходу. Поворот и в этом случае осуществлялся с помощью тех же колес, что и при движении на колесном ходу.

Броневая защита предусматривалась толщиной в 8 мм. Вооружение состояло из 3 или 4 пулеметов. 2—3 пулемета должны были устанавливаться в башне весьма оригинальной конструкции, допускавшей независимую наводку на цель каждого пулемета отдельно.

Двигатель и трансмиссия, а также системы, обеспечивающие их работу, размещались в кормовой части корпуса. В носовой части корпуса находилось отделение управления, а посередине — боевое. Предусматривалась специальная перегородка между боевым отделением и отделением силовой установки. Для осмотра и обслуживания двигателя в перегородке имелись люки.

19 октября 1917 года Автомобильный комитет ГВТУ, куда поступил на рассмотрение проект «Вездехода-2», признал конструкцию «недостаточно разработанной, а посему затраты казны по выполнению проекта в настоящем его виде излишними».

pashking.png
 





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных